В России будет разработана методология неправительственной этноэкспертизы

В России будет разработана методология неправительственной этноэкспертизы

26 октября состоялся круглый стол, посвященный теме разработки методологии неправительственной этнологической экспертизы. Организатором этой работы выступает Проектный офис развития Арктики (ПОРА). На сегодняшний день настолько масштабных с точки зрения комплексного подхода и привлечения такого количества авторитетных специалистов из разных областей наук в России ещё не проводилось. По мнению организаторов, разрабатываемая методология должна обеспечить уровень и глубину проводимых исследований настолько, чтобы этноэкспертиза была эффективным регулятором взаимоотношений между коренными малочисленными народами и промышленными компаниями.

Открывая заседание Николай Доронин, председатель правления ПОРА, отметил, что неправительственная этноэкспертиза может применяться не только в случае чрезвычайных происшествий, но и для предварительной оценки последствий реализации greenfield-проектов, и даже в текущей деятельности предприятий.

— Отмечу, что для многих зарубежных компаний предварительная оценка последствий реализации проектов в отношении коренного населения является устоявшейся практикой. Например, операционная политика Всемирного Банка 4.10 требует выполнения этих условий для выдачи кредитов заемщикам, — напомнил Николай Доронин.

Сергей Тимошков, советник руководителя ФАДН России, заметил, что на сегодняшний день нет единого мнения о понятии «этнологическая экспертиза»: научное сообщество видит в этом прежде всего научно-исследовательскую работу, в то время как в конкретных домохозяйствах есть запрос на экономическую оценку последствий деятельности промышленных предприятий.

— Этнологическая экспертиза – сложное комплексное исследование, включающее работу антропологов, этнологов, социологов, юристов, экономистов, инженеров-проектировщиков, землеустроителей и других специалистов, которые могут дать оценку, насколько тот или иной объект может повлиять на традиционный образ жизни и промыслы, — подчеркнул Сергей Тимошков.

По мнению представителя ФАДН, работу над методологией нужно рассматривать в двух направлениях: общая оценка условий этнокультурного развития коренных малочисленных народов, проживающих на исследуемой территории, и оценка влияния конкретного промышленного объекта на деятельность конкретных домохозяйств. 

Сергей Сизоненко, вице-президент Ассоциации КМНСС и ДВ РФ, депутат Законодательного собрания Красноярского края отметил, что первый опыт проведения такой экспертизы на Таймыре показал, что для коренных народов эта работа невероятна важна. Они увидели, что этнологическая экспертиза – мощнейший механизм, который помогает изменять жизнь сообществ коренных народов к лучшему, ведя за собой большие перемены.

— Уверен, что пройденный нами путь необходимо закрепить на федеральном уровне, — сказал Сергей Анатольевич.

Резюмируя обсуждение, Антонина Горбунова, юрист по правам коренных народов и Исполнительный директор КМНСОЮЗ отметила, что этнологическая экспертиза должна в первую очередь, выступать инструментом, обеспечивающим соблюдение прав и интересов коренных малочисленных народов. Основной задачей таких исследований при этом видится в снижении негативных последствий производственных процессов на коренные малочисленные народы через дополнительные сберегающие решения и компенсационные меры.

В ближайшее время Проектным офисом развития Арктики (ПОРА) будет сформирована рабочая группа по созданию методологии неправительственной этнологической экспертизы. Согласие войти в ее состав уже дали такие крупные академические центры, как Институт этнологии и антропологии РАН, а также эксперты, имеющие опыт в проведении подобных исследований. Разработанную методологию планируется представить на форуме Федерального агентства по делам национальностей «Устойчивое развитие коренных народов и социальная ответственность бизнеса», который пройдет на Таймыре в марте 2021 года.

 

Фото Кузнецова Александра

Источник: МОО «КМНСОЮЗ»

Написать комментарий

4 × два =

  • һ
  • ө
  • ҕ
  • ү
  • ҥ
  • ӫ
  • w
  • ӧ
  • ӄ
  • ԓ
  • ӈ
  • ʼ