ЭПИЭ ЭПЭКЭ (эпиэ Кэчэрниэдиэ ньиэдьиилги)

ЭПИЭ ЭПЭКЭ (эпиэ Кэчэрниэдиэ ньиэдьиилги)

Тудаа мит Хорхондаӊильгэ модоонундьиили. Поорэ параагэ мит лэгул улумуннуй. Киэльоодьэ анил, киэльоодьэ чуул улумуннуй, чаайоодэк поньоонул. Табудэк чуруудьаа лэгут, өнмиэдиэ шаанхаарги паттэллэ, оожэт, эдуөдэ модоонундьиили эдьут. Тэрикэптиэ, уөрпэпул ходоонуӊи, чиилэ өйльэдэгэ.

Миткэ эпиэ льэйбэдэк, мэт эпиэ Эпэкэ. Эпэкэ лосил пиэдит модоонуннуй. Эпэкэ, чолҕорэн пэйдьэлэ пиэдэтут, мойтэм лосилгэ, йуөнудэ. Таат, эдиӊ пэйдьэ йуөт, монтэй: «Уөрэптиэ, йуөк, миэӊик! Титимиэй подорхогэ эрпэйэпул кэлӊитэй, миэӊик» Таасилэ тудэл айи таат аанумбэдэк: оҕоодэллэ, оҕоодэллэ лосил архаа, таат, чаӊдэ йуөт, моннуннуй: «Йуөк, эндии эмбэйбэнпэ йиэнӊил, андаа тиӊидэ кэлӊил аасьэндьэ шоромоплэк. Йаалмэштэ подьорхогэ тии кэлӊитэй, миэдэӊик!»

Таат, йаалмэштэ подьорхогэ, мит пудэ оҕоонундьиили, миэдэт. Таат, уйоодэ: андаа йоӊсьэпки көӊдьэл мэдуунуннуй, эдуөн эрпэйэпул Гижигэгэт мидот кэлӊил. Таат кэлдэллэ, ничаш аасьэлэ куддиэнуӊа. Асьэн чуул паттэллэ, митул йаӊлидьэлэ оожэшнуӊа, таат киэльодьэ чуулэ лэгитиэнуӊа. Кэйлэндьэ матерьялэк, бисерэк, аасьэн хаарэк, иӊдьиилэк кэсиинуннуӊа, эдуөнгэт одулпэ тадиинуӊа йододьубэн таат шахалэн хаарпэгэлэ.

Таат миткэ митньэ модоонуӊи. «Хэйдьэ», «Лоӊдо» лоӊдаанундьиили иркилльэӊоон, айаат, миткэлэ мит кэнэпэпул эдьиитаӊам, монут.

Таасилэ титтэл кэбэйнуӊи мидот. Мит Эпэкэньэ ньэхаин эл йоӊраанундьиили, ходо эрпэйпул миткэлэ эрчэ бриэмиэгэ эдьитиэнуннуӊа, эрчоонгэт палаашнудэ.

 

СТАРУШКА ЭПЭКЭ

(рассказ бабушки Катерины)

 

Раньше наш род жил в устье реки Коркодон. К весне наши запасы сушёного мяса и рыбы заканчивались. Охота в эту пору чаще всего была неудачной. В такое время мы варили кору молодых лиственниц и пили этот целебный отвар. Дети меньше играли, старики чаще лежали, чтобы сберечь силы.

У нас была бабушка Эпэкэ. Эпэкэ всегда следила за очагом, поддерживая огонь. Иногда она гадала на заячьей лопатке, долго держала ее над огнем, а потом смотрела и говорила о событиях на будущее. А еще она имела такой дар: вдруг, смотря вверх, она указывала на видимые ею в воздухе движущиеся черные точки и говорила: «К нам едут оленные люди, через три дня они будут здесь, ждите».

Ровно через три дня мы выходили из своих жилищ и прислушивались, ждали. И действительно, вдруг издалека слышался звон колокольчиков и хорканье оленей. К нам приезжали гижигинские эвены с Охотского побережья. Какие это были радостные встречи! Эвены забивали оленя, угощая нас бульоном и вареным мясом. Они привозили красный ситец, бисер, оленьи шкуры. Начинался дружественный обмен на беличьи и лисьи шкурки. Эвены снабжали нас сушеным мясом, жилами для шитья, теплыми оленьими шкурами.

Это были незабываемые встречи, когда эвены и юкагиры вместе кружили в круговом танце «Хэйдьэ» и «Лондо».

Бабушка Эпэкэ и мы всегда помним добрый эвенский народ. Они в трудные времена всегда были рядом с нами.

 

Л. Демина, из книги «Юкагирский год». До выхода в печать опубликована в «Илкэн», 2014-15 г.г.

На фото, предоставленном Л. Жуковой, старшее поколение одулов

Написать комментарий

7 − шесть =

  • һ
  • ө
  • ҕ
  • ү
  • ҥ
  • ӫ
  • w
  • ӧ
  • ӄ
  • ԓ
  • ӈ
  • ʼ