Талант, передаваемый через поколения

Талант, передаваемый через поколения

С раннего школьного возраста я люблю рисовать, рисовали все вокруг и дома, и в школе. Это воспринималось в порядке вещей, и речи не было о том, что у кого-то есть особые способности к художеству. Будучи студенткой, выехав за пределы родного поселка в г. Ленинград, я увидела, что многие не умели рисовать, если и рисовали, то в их рисунках не было живости и выразительности. Тогда я начала понимать, что у нас эвенков есть определенные изобразительные способности. Позднее мне попалась работа Шуберта А.М. об изучении изобразительных способностей у детей эвенков, в которой он подчеркивает, что рисунки эвенкийских детей из охотничьих племен отличаются обостренным зрительным восприятием, ручной ловкостью и наблюдательностью, что отражается на совершенстве форм изображаемых предметов.

 

Сам факт изучения художественного таланта эвенков является подтверждением того, что художественные способности заложены у нас эвенков в крови.

 

Тарасов Афанасий Николаевич

 

В начале 90-х годов в посёлке Нижний-Куранах начал работу ювелирный завод «Алданзолото», в который набирали ювелиров. Для прохождения конкурсного отбора просили принести с собой рисунок. Мой младший брат Афанасий Николаевич Тарасов как раз искал работу, услышав о проходившем наборе вечером набросав рисунок утром следующего дня выехал в Нижний-Куранах. Вернулся уже со словами, что его приняли на работу. Первое время он работал с серебром, по вечерам дома в Хатыстыре делал эскизы украшений, сувенирной продукции, а также их заготовки. На самом заводе Афанасий уже оттачивал работы, доводил до совершенства. Через полгода, увидев его способности, руководство доверило ему работу с золотом. В один из вечеров дома я застала его за работой, Афанасий лепил для отлива золота резиновую форму в виде маленькой фигурки охотника, сидящего на олене с ружьем, и рядом стоящей собаки. Несмотря на маленький размер сувенира каждая деталь одежды охотника, ружья, частей тел животных была реалистичной, тщательно и кропотливо вручную слепленной. Наверное, после отлива на золоте эти детали выглядели еще более выразительнее и отчетливее. Вот что имеют в виду, когда говорят о тонкой ювелирной работе мастера.

 

На мой вопрос о том, кто покупает в магазине такую сувенирную продукцию, он ответил, что эти изделия сразу идут в частные коллекции, изготавливаются по индивидуальному заказу. Вместе с тем, одни из первых его работ из серебра — фигурки животных также хранятся в Сокровищнице Якутии в городе Якутске, как работы, изготовленные ювелирным заводом «Алданзолото». Я всегда при посещении Сокровищницы рассказываю своим детям и внукам, что это работы моего брата, горжусь ими и очень рада, что память о его таланте сохранилась.

 

Тарасова Анна со своими изделиями

 

Дочь Афанасия Анна также, как и отец, выбрала связанную с художеством профессию костореза. После ее рождения Афанасий всегда говорил, что как только Аня научилась держать в руках карандаш — начала рисовать, и удивлять всех окружающих своими рисунками, которые отличались от рисунков сверстников своей ясностью и точностью.

Я сначала его слова не воспринимала всерьез, поскольку для каждого родителя его ребенок самый лучший и одаренный. Спустя некоторое время всё больше и больше моих знакомых начали рассказывать о ее феномене рисования. Когда все-таки мне принесли и показали ее тетрадку с рисунками, которые она рисовала в свои три года, я не поверила своим глазам, в голове не укладывалось, что ребенок может так феерично рисовать.

 

Тарасова Анна на выставке Сокровища Севера, г. Москва

 

Вся тетрадь Ани была изрисована персонажами из любимых мультфильмов. Движением одной линии она могла нарисовать целостный рисунок, при этом передать характер, настроение и образ героя.

 

Выпускная работа 

 

 

Аня окончила с красным дипломом Якутский колледж технологии и дизайна по специальности «косторезное дело». Ее дипломная работа по мотивам эвенкийской сказки хранится в колледже как одна из лучших выпускных работ, и не раз становилась победителем в разных номинациях на российских и республиканских конкурсах по косторезному делу.

 

 

В своем творчестве Аня использовала рога и кости оленя, лося, клыки волка, медведя. В ее умелых руках обычные материалы становились произведениями искусства. Она всегда старалась, чтобы в ее работах люди могли ознакомиться с историей родного края, традициях и обычаях эвенкийского народа. Ее любимым персонажем в работах всегда выступал божественный северный олень. За работой она отмечала, что никакой станок не заменит человеческих рук, так как изделия ручной работы хранят частичку души мастера. Работы Ани также становились призерами районных, республиканских, российских и международных выставок, в том числе награждены специальными призами XII Международной выставки-ярмарки «Сокровища Севера. Мастера и художники России 2017», II межрегиональной выставки-ярмарки «Мир Арктики» и др., часть ее работ хранится в Алданском краеведческом музее.

 

Бабушка Тарасова Варвара Ивановна

 

Спустя годы я с возрастом понимаю, что весь наш семейный художественный талант передался нам от нашей бабушки Варвары Ивановны Тарасовой (Авеловой), 1910 года рождения. Бабушка родилась в местности Хаппарастаах в 30 километрах от небольшой речки Туора (левый приток реки Амга) в семье оленеводов из рода Авеловых.

 

Бабушкин муручун начала XX века

 

В детстве мы каждое лето проводили в стойбище оленеводов у бабушки. Она всю жизнь прожила в тайге, занимаясь оленеводством, как и ее предки. Бабушка с раннего утра до позднего вечера всегда была занята делом, очень много времени проводила за обработкой меха, ровдуги и шитьем одежды. В моих воспоминаниях ярко запечатлен образ ее, сидящей за шитьем.

 

Она была истинным мастером своего дела, творила, часто привносила что-то новое в национальное эвенкийское шитье. Так, однажды бабушка мне рассказала о том, как появились первые унты у нас в Хатыстыре. Ранее зимой носили эвенкийские торбоза, изготовленные из оленьих камусов, подошва которых шилась из толстой ровдуги сохатого. Однажды когда бабушка приехала из тайги в деревню за продуктами, к ней подошел пришлый обувщик татарин, который занимался ремонтом обуви. Он, зная о том, что бабушка шьет меховую обувь, заказал у нее торбоза без подошвы. Когда бабушка привезла торбоза, он подшил им подошву из войлока, обрезанного из валенок. Первые унты были широкими, по прототипу торбозов на завязках. Позднее обувщик посоветовал резать камусы поуже, чтобы голенище облегало ногу, по подобию кирзовых, а также рекомендовал изнутри голенище обшивать плотной тканью, чтобы оно держало форму.

 

Такая обувь оказалась очень удобной при носке в деревне, сохраняла тепло, и получила название от эвенкийского слова «унта», что в переводе на русский язык означает «обувь» (Эвенкийско-русский словарь для начинающих, авт. Мыреева А.Н., 2000 г.). Эта история бабушки также подтверждается словами кутанинской мастерицы Кириллиной Марфы Никифоровны (1930 г.р., мест. Гонам), которая пару лет назад при разговоре со мной о традиционной одежде эвенков упомянула, что первые унты начали носить именно хатыстырцы в 60-е годы. Таким образом, по настоящее время унты шьют по всей Якутии по выкройкам эвенкийских торбозов, от которых они и возникли.

У бабушки помимо шитья также был особенно развит художественный талант вырезания из бумаги. Она могла без предварительного нанесения контура из бумаги вырезать образ оленя для последующего использования его как выкройки для кумаланов. Следует отметить, что использование образов оленя на больших кумаланах – это ее идея, которую и по сей день можно встретить в работах других мастериц.

 

Бабушка очень любила украшать свои изделия, особенно отдавала предпочтение красному цвету, говорила, что именно он может украсить любую меховую вещь, будь то торбоза, обтяжка коробов для шитья «муручун» либо украшения для оленей. Я думаю, что эта тяга к красному цвету передалась ей на генном уровне, поскольку на старинных изделиях эвенков, хранящихся в музеях по всей России и миру, особое место в украшении занимают оттенки красно-бурого цвета.

 

Красный пигмент издревле эвенки получали из минерала – охры. Для нанесения пигмента на изделие из ровдуги жевали лиственную смолу и сплевывали ее на кусок красной охры, другим куском охры терли смоченное слюной место, так и получали окрашенную в красный цвет слюну – краску. Изготовленную краску наносили на изделие кисточкой из обрезков оленьих лапок. От бабушки у нас сохранился короб для шитья «муручун», который обтянут ровдугой, окрашенной таким способом. Муручун мы передали в дар в Алданский краеведческий музей как изделие, изготовленное с соблюдением всех традиций национального эвенкийского шитья. 

 

Максимова Раиса Николаевна и Тарасова Анна на Всероссийском фестивале косторезов, 2019

 

Мастерство шитья от бабушки в нашей семье особенно передалось моей сестре Антонине Николаевне Тарасовой, которая также хорошо умеет работать с мехом, шьёт одежду и обувь. Бабушка при жизни говорила, что из нас самой лучшей мастерицей будет Тоня, так как она не боится ошибиться при шитье, испортить материал, а просто берет и шьет. Бабушка подчеркивала, что мастерство приходит с опытом. Так, и у Тони, наработанный с детства опыт шитья, помогает ей заниматься любимым делом, шить повседневную меховую одежду не только для своей семьи и других, но и сценические костюмы для творческих ансамблей Алданского района, а также участников различных конкурсов.

Бабушка, будучи человеком, выросшим в условиях традиционного образа жизни оленеводов-охотников эвенков, соблюдала исконные обычаи и традиции своих предков, и делилась с нами о них. Мне особенно запомнилось, что она очень почитала белых оленей, и рассказывала, что их рождение является предвестником счастливых событий, благополучия. У эвенков с давних времен белый олень — священное существо, оберег, хранящий все стадо. Название такого оленя – «сэвэк» родственно наименованию божества – «Сэвэки», что указывает на взаимосвязь этих двух существ и священную природу ритуального животного.

 

Рождение белого оленя по сей день является редкостью, бабушка при рождении такого оленя дарила его внукам, для того, чтобы он оберегал своего хозяина, сулил благополучие и счастливую жизнь.

 

В отличие от сестры мне больше нравится творить с использованием цветовой палитры, поэтому я отдаю предпочтение вышивке. В память о бабушке и ее рассказах в своих изделиях я люблю изображать образ белого оленя, как оберег, который приносит счастье, довольство и процветание. Выражая пожелания благополучия, такие изделия я преподношу в дар своим детям, внукам и близким на свадьбы и рождение детей.

 

Максимова Раиса Николаевна на конференции в ДК им. Кулаковского, Якутск

 

Одна из таких моих работ – колье из бисера «Белый олень» была удостоена специальной номинации «За новаторство и оригинальность идеи» I смотра-конкурса «Харысхал. Оберег», проведенного Домом дружбы народов им. А.Е. Кулаковского и Национальным центром народного прикладного искусства и художественных промыслов «Симэх» в 2021 году. Иные работы удостаивались дипломов различных районных, республиканских и российских конкурсов среди мастеров декоративно — прикладного искусства. 

 

 Максимова Раиса Николаевна с работой Северная жар-птица

 

Сейчас я все больше замечаю, что у моих детей и племянников есть тяга к творчеству: парни рисуют, пробуют себя в ковке ножей, девушки в свободное время вышивают, проявляют интерес к национальному шитью. Смотря на них, я радуюсь и надеюсь, что мастерство и талант моей бабушки Варвары Ивановны имеет свое продолжение.

 

Раиса Николаевна Максимова (Тарасова),

Алданский район

 

На первом фото Тарасова Антонина Николаевна за шитьем

Написать комментарий

пять × 4 =

  • һ
  • ө
  • ҕ
  • ү
  • ҥ
  • ӫ
  • w
  • ӧ
  • ӄ
  • ԓ
  • ӈ
  • ʼ