На Таймыре «ожили» 15 полотен долганского художника Бориса Молчанова

На Таймыре «ожили» 15 полотен долганского художника Бориса Молчанова

 
Норильская медиакомпания «Северный город» сообщает, что в Таймырском краеведческом музее прошел масштабный форум с эксперт-сессией секции арктических музеев Союза музеев РФ. Главным подарком для столицы полуострова стало открытие нового мультимедийного пространства «по мотивам Молчанова» – выставки, где полотна художника оживают на глазах. 

Семейный аргиш Молчановых начинался в местах кочеваний предков – в долине рек Дудыпты, Пайтурмы и Хеты. Своей необъяснимой силой и красотой они притягивали Бориса Николаевича всю жизнь – он рисовал без устали, чтобы показать людям уникальность своей северной родины.                                                                                

7 октября художественный проект «Ожившие полотна Бориса Молчанова» презентовали общественности. С приветственным словом к участникам эксперт-сессии и гостям мероприятия обратилась бывший директор Таймырского музея заслуженный работник культуры РФ Ольга Корнеева. Она в свое время инициировала и начала работу музея и его партнеров над проектом «Ожившие полотна Таймыра», получившего грантовую поддержку от фонда целевого капитала «Наш Норильск».

После приветственных слов от создателей медиачуда присутствовавшие оказались свидетелями того, как может преобразиться полотно. Акварельные работы долганского художника Бориса Молчанова, знаменитого на Таймыре и далеко за его пределами, буквально «задышали», «ожили», задвигались в такт музыке. 

На большом экране в презентационном зале музея первые посетители увидели, как аргишат по тундре жители таймырских кочевий, движутся обозы, реки и облака, качаются ветки лиственниц или рога оленей, виляют хвостами собаки, вьется дым от костров над чумами. 

Панорамы приближались и удалялись, из ничего вдруг возникали новые детали: держащийся в руках охотничий лук выпускал стрелу, и та настигала добычу… Иногда слышался свист ветра, вой пурги.

По словам Ольги Корнеевой, проект не состоялся бы без ООО «Винчи интерактив» из Перми. Представитель компании-партнера Анастасия Демьянова рассказала, что изначально хронометраж инсталляции был меньше, но со временем появилась потребность его расширить: так из простого видео работа превратилась в 15-минутную экспозицию, во время просмотра которой можно погрузиться в другой мир, помечтать или помедитировать.

«Аниматорами и дизайнерами проделана немалая работа, – поделилась Анастасия. – Любой художник, который приложил руку к проекту, тоже имеет свой стиль и творческий почерк, свое решение. При создании любого фрагмента они совещались с командой Таймырского музея, северяне подсказывали, что именно анимировать, на что обратить внимание. Любые детали, вопросы типа, где и когда гуси над болотом взмахнут крыльями и куда полетят дальше, решались совместно».

Кандидат искусствоведения, завкафедрой истории искусства и гуманитарных наук Строгановки Кирилл Гаврилин принимал участие в создании проекта. По его словам, на экране появилось «действительно запечатленное время», и яркие эмоции передаются через свет, движение кисти. Он уверен: фильм получился в том числе благодаря кураторам, которые очень бережно отнеслись к фактуре, к текстуре, к цвету. Так, зритель оказывается не у картины, а внутри нее, переживает невероятные эмоции, погружается в контекст.

«Перед нами – эпическое повествование, посвященное людям и этой земле, ее истории, мифологии, созидательному патетическому становлению и невероятному будущему», – отметил Кирилл Гаврилин на презентации проекта.                                                                       

Ранее мы рассказали о том, что в Дудинке прошла пятая музейная интернет-конференция и заседаниекруглого стола. В работе сессии участвовали историки, этнологи, экологи, лингвисты, сотрудники ведущих музеев Красноярского края и десятка арктических городов.

 

Больше новостей читайте на совместном канале «Северного города» и «Таймырского телеграфа» в Telegram.

Написать комментарий

1 × три =

  • һ
  • ө
  • ҕ
  • ү
  • ҥ
  • ӫ
  • w
  • ӧ
  • ӄ
  • ԓ
  • ӈ
  • ʼ