Вячеслав Шадрин: «Юкагирская душа просыпается в наших детях»

Вячеслав Шадрин: «Юкагирская душа просыпается в наших детях»

Председатель Совета старейшин юкагирского народа Вячеслав Шадрин рассказывает о том, как пробудить национальное самосознание, сохраняя традиционные знания с помощью современных технологий. Об этом сообщает портал КМНСОЮЗ News.

 

Юкагиры использовали эмодзи до того, как это стало мейнстримом. Звучит удивительно, однако еще сотни лет назад у юкагиров существовало особое пиктографическое письмо, которое передавало не только какие-то фактические данные, но и чувства, эмоции. Сейчас юкагиры используют письменность на кириллице, однако секрет пиктограмм не утерян, они изучаются в школах и дети знают, что означают главные символы. Путь передачи традиционных знаний тернист, ведь юкагиры живут по всей территории Якутии, а также в Магадане и на Чукотке, поэтому многие изучают традиционную культуру дистанционно. Как вопреки всем обстоятельствам удается сохранить традиционные знания, рассказал «КМНСОЮЗ-NEWS» Вячеслав Шадрин, председатель Совета старейшин юкагирского народа, научный сотрудник сектора арктических исследований ИГИиПМНС СО РАН (Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера Сибирского отделения РАН).

 

 Вячеслав Иванович, расскажите, пожалуйста, что собой представляет юкагирское пиктографическое письмо? Для чего оно использовалось?

 

– Вообще, у юкагиров было два типа пиктографического письма: женское и мужское. Отмечу, что сейчас оно для коммуникаций не используется, скорее, мы, ученые, изучаем его как явление. А дети проходят это письмо на уроках национальной культуры. Они пишут послания в пиктограммах в качестве практики. Думаю, что такое письмо очень перспективно для сувенирной индустрии. Когда в места традиционного проживания юкагиров приезжают туристы, пиктограммы – это то, что больше всего поражает воображение наших гостей, ведь это такой уникальный этнопример.

 

 

У юкагиров мужское и женское пиктографическое письмо преследовало разные цели. Мужское использовалось для передачи какой-то конкретной информации, напоминало карты-схемы.

 

Отмечу, что пиктографическая письменность была достаточно распространена не только у юкагиров, она встречалась в том или ином виде у других народов Севера. Например, родовые знаки-тамги, встречающиеся у многих этносов, – это ведь тоже пиктограммы.

 

У юкагиров мужское и женское пиктографическое письмо преследовало разные цели. Мужское использовалось для передачи какой-то конкретной информации, напоминало карты-схемы. Например, указывались маршруты, по которым прошли люди, перечислялось количество добытого зверя, записывались какие-то важные события. Отмечу, что в таких посланиях имелись достаточно четкие ориентировки по сторонам света или по каким-то природным объектам. Когда такие послания накладываешь на современные карты, созданные с помощью спутников и аэрокосмических съемок, точность поражает. 

 

А второе письмо – женское. Его еще называют любовным, оно как раз передавало чувства, эмоции. Это уникальное явление. Известный лингвист Николай Вахтин, профессор, доктор филологических наук, как-то сказал, что вот такие пиктограммы с эмоциональным окрасом не имеют аналогов, ни у одного народа больше не было такой системы передачи чувств.

 

Корни этого явления лежат в особенностях человеческих взаимоотношений. У юкагиров не было принято говорить вслух о чувствах. Особенно тяжело приходилось девушкам. Они не могли сказать напрямую, что тот или иной юноша им симпатичен. Но каким-то образом эту информацию до молодых людей нужно было донести. Так и появилось женское любовное письмо. По знакам-пиктограммам молодые люди могли понять, взаимны ли их чувства.

 

Очень интересно, как изображались люди. Кто-то из исследователей видит в этих фигурах зонтики, а я убежден, что это – деревья. У юкагиров особые отношения с деревьями, человеческие качества и внешние данные часто были связаны с деревьями. Например, в юкагирском языке есть комплименты девушкам, что кожа белая, как береза, или фигура стройная, как лиственница. Часто деревья использовались и в магических обрядах, например, в одном из них человек мог породниться с деревом. Есть много легенд, где именно деревья, кустарники выступают в качестве проводника человека в иной мир. Когда я смотрю на наши пиктограммы, я ясно вижу, что есть деревья-девушки и деревья-юноши. Может быть, стороннему человеку это и не так очевидно, но я родился и вырос в юкагирской культуре, для меня эта аналогия естественна.

 

По знакам-пиктограммам молодые люди могли понять, взаимны ли их чувства.

 

 Пиктографическое письмо существовало веками, как осуществлялась передача знаний?

 

– Какой-то особой системы обучения по аналогии со школами у юкагиров не было. И сам принцип передачи знаний у нас другой. Дело в том, что юкагиры верят в реинкарнацию, мы называем это «нунни», когда душа приходит с другим человеком. В детстве, помню, был эпизод, когда я пошел со своими родственниками в лес. Среди них был мой дядя и его внук, маленький мальчик. Я тогда работал учителем в школе в селе Нелемном Верхнеколымского района, этот мальчик был моим учеником. В общем, в лесу нужно было разжечь костер, мальчик стал пытаться это сделать, а я начал ему рассказывать, с чего начать. Мой дядя Спиридон, человек уже в годах, посмотрел на меня, посмеялся и говорит: «Он лучше тебя знает, как разжечь костер, не надо его учить, это ведь мой дед».

 

 

В нашей педагогике главенствует принцип, что в ребенке изначально живет душа, которая имеет предыдущий очень богатый опыт.

 

Если в европейской педагогической системе ребенок воспринимается как пустой сосуд, который надо наполнить знаниями, то в нашей педагогике главенствует принцип, что в ребенке изначально живет душа, которая имеет предыдущий очень богатый опыт. И обучение каким-то традиционным знаниям должно строиться на том, чтобы эти знания пробудить. А для этого надо с ребенком заниматься творчеством, работать с ним, создавать условия, чтобы эти знания проявились, чтобы душа вспомнила.

 

Такой подход влияет не только на обучение в школе или в каких-то кружках и секциях. У юкагиров нет противопоставления старший-младший, нет жесткой иерархии, когда дети находятся где-то внизу социальной цепочки и их мнение не учитывается. Пожилой человек, аксакал, с огромным уважением относится к малолетнему ребенку, поскольку верит, что в нем живет душа кого-то из его предков. В основе нашей культуры – уважение к личности человека с самого рождения.

 

 

Пожилой человек, аксакал, с огромным уважением относится к малолетнему ребенку, поскольку верит, что в нем живет душа кого-то из его предков.

 

 В верховьях Колымы издавна проживали лесные юкагиры, а в Андрюшкино – потомки тундренных юкагиров. Раньше у них были разные языки. А как сейчас?

 

– Различия продолжают оставаться. За последние тридцать лет нам удалось сформировать понимание, что мы один народ, но языки у нас совершенно разные.

 

По мнению многих специалистов, это разделение произошло от двух до трех тысяч лет тому назад. Для примера: русский и украинский языки разделились 500-600 лет назад, с момента  размежевания русского и чешского языков прошла примерно тысяча лет.

 

Разделение юкагирских языков более древнее, соответственно, гораздо больше разницы между ними.

Различия затронули не только язык, но и хозяйственную деятельность, которая обусловлена географическими особенностями проживания. Например, тундренные юкагиры – больше оленеводы, а лесные юкагиры – охотники и рыбаки. Есть и серьезные отличия в культуре, они обусловлены влиянием разного этнического соседства.

 

 А как решается вопрос с учебниками? Выпускается два комплекта пособий?

 

– Да, конечно. У нас нет споров, какой язык использовать в качестве литературного, мы издаем разные пособия, один комплект – для тундренного юкагирского, второй – для лесного. Конечно, это все очень сложно. Причем проблемы застарелые.

 

Если в СССР абсолютное большинство коренных малочисленных народов получили все-таки свои буквари, а некоторые учебники были изданы еще в тридцатые или пятидесятые годы, то  у юкагиров этого не было.

 

Первый букварь для тундренного юкагирского языка был издан буквально на излете советского периода, в 1986 году. А в 1992 году уже в постсоветское время появился первый букварь для лесных юкагиров. То есть лишь тогда были сделаны только первые шаги. Это стало началом большого пути. Ведь, чтобы учебники или пособия были актуальны, нужна база – какие-то опубликованные художественные произведения, проза, поэзия.

 

 

Чтобы учебники или пособия были актуальны, нужна база – какие-то опубликованные художественные произведения, проза, поэзия.

 

Нам с этим пришлось очень сложно, ведь, например, первые публикации на родном языке у нас появились только в семидесятые годы.

 

В школах систематически начали преподавать юкагирские языки лишь с конца восьмидесятых, и то поначалу как факультатив. Полноценное обучение началось в 1992-1993 годах, это был результат наших усилий. Дело в том, что именно тогда прошел первый съезд юкагирского народа, проблемы были озвучены с высоких трибун и началось их решение. После этого, кстати, и начали активно разрабатываться пособия.

 

Но здесь мы столкнулись с новой проблемой – нехваткой носителей языка. Носителями я называю не тех, кто разговаривает на родном языке, а тех, кто на нем думает. В итоге первыми учителями лесного юкагирского языка стали наши старейшины. Это уважаемые пожилые люди с колоссальным жизненным опытом, но не имеющие педагогического образования и методической подготовки. У тундренных юкагиров ситуация была чуть лучше, были учителя-носители языка.

 

Постепенно работа велась, шла подготовка специалистов, и все это дало результаты. Буквально в прошлом году мы презентовали полный комплект пособий с первого по четвертый классы по тундренному юкагирскому, это четыре учебника и четыре книги для чтения.  В этом году подготовлен такой комплект для пятого класса, сейчас он находится в издательстве, ведется предпечатная подготовка.

 

С лесным юкагирским языком все еще в процессе. В этом году у нас вышел букварь по лесному юкагирскому языку. Отмечу, что это уже второй букварь, первый увидел свет в 1992-м. Но сейчас он не может использоваться в школе.

Проблема первых букварей была в том, что они создавались для детей со знанием родного языка. А реалии сегодняшнего дня, что ребята не знают язык, соответственно, все пособия должны создаваться с таким же подходом, как при изучении иностранного языка.

 

Новый букварь отвечает всем этим требованиям.

 

И хотя ситуация очень сложная, я считаю, что прогресс есть, мы шаг за шагом идем вперед. Научно-методическую базу обеспечивает Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера, где в составе отдела северной филологии действует юкагирский сектор. Там работает легендарный человек Курилов Гаврил Николаевич, известный по литературному псевдониму Улуро Адо. Также в отделе работают неравнодушные люди, сердцем болеющие за сохранение юкагирских языков: Прокопьевы Панна Егоровна и Александра Егоровна, Курилова Самона Николаевна, Лукина Маргарита Петровна, все они имеют научные степени и целый ряд масштабных научных исследований, посвященных юкагирским языкам. Также в отделе есть и молодые специалисты с огромным потенциалом, находящиеся еще в начале своего научного пути.

 

Среди знаковых достижений я могу выделить выход в 2002 году большого академического словаря по тундренному юкагирскому языку,  а в этом году увидел свет академический словарь лесного юкагирского языка.

 

К сожалению, носители уходят. Например, тех, кто говорит и думает на лесном юкагирском языке, осталось всего пять человек. Носителей тундренного юкагирского осталось чуть больше 25 человек, тех, кто может поддержать беседу – около сотни.

 

То есть на сегодняшний момент свободного функционирования наших юкагирских языков почти нет. И это один из самых для нас больших вызовов, и мы стараемся сделать все, чтобы  как можно быстрее задокументировать, зафиксировать юкагирский язык, выпустить различные пособия, в том числе и научного плана.

 

Мы стремимся максимально использовать современные технологии. К примеру, у нас создан видеокурс тундренного юкагирского языка, состоящий из 40 уроков. Разработаны различные пособия в виде дисков, создаются мультфильмы, анимированные разговорники разного вида, которые максимально мы приближаем к потребностям детей и молодежи, чтобы их привлечь к процессу создания. Буквально на днях мы презентовали анимированный русско-юкагирский разговорник, озвучивали его сами дети. Также у нас создается видеоигра на юкагирском.

 

Внедряем и дистанционные форматы обучения. Это сейчас уроками по интернету после пандемии никого не удивить. Но мы начали эту работу еще шесть лет назад, когда стало ясно, что у нас не во всех населенных пунктах, где ведется обучение юкагирскому языку, есть носители. И тогда они стали вести уроки дистанционно по видеосвязи. Сейчас юкагирский язык, культура изучаются как предмет в трех школах, еще в трех школах – в формате факультативов и кружков.

 

 

Сейчас юкагирский язык, культура изучаются как предмет в трех школах, еще в трех школах – в формате факультативов и кружков.

 

 А языковые активисты подключаются к процессу по спасению языка?

 

– Наши главные языковые активисты – это наши старейшины. Они продолжают заниматься с детьми и взрослыми. Например, проводят такие уроки Курилова Дарья Николаевна, Третьяков Василий Николаевич, Демина Любовь Николаевна. Любовь Николаевна активно пишет на юкагирском, создает стихи, стихотворения. Акулина Иннокентьевна Стручкова – наша самая пожилая активистка, в этом году ей исполнилось 87 лет. На день рождения администрация Нижнеколымского района подарила ей ноутбук. Акулина Иннокентьевна сама его освоила и сейчас набирает тексты на юкагирском.

 

Курилова Ладина Гавриловна – лаборант нашего института, в социальных сетях ведет курсы тундренного юкагирского языка. Прокопьева Панна Егоровна, старший научный сотрудник отдела северной филологии, ведет такие же занятия только для лесного юкагирского языка. В общем, делается очень многое, я испытываю огромную надежду на то, что мы сможем сохранить наши живые языки.

 

 Сохранились ли у юкагиров традиционные виды деятельности?

 

– Смотря что под этим понимать. Большинство юкагиров сейчас проживают в поселках. Но, например, среди тундренных юкагиров есть несколько семей, которые водят стада по тундре. Но жилье в поселках у них тоже есть. То есть кочевников в традиционном понимании вы сейчас не встретите. Но я, как историк и этнограф, когда такая тема поднимается, говорю: зачем вы требуете от нас возврата к архаике?

 

Сохранение традиционного образа жизни, традиционных отраслей  не означает возврат к каменный век. Я всегда привожу в пример саамское оленеводство, которое является передовым, оно использует все современные технологии  и для саамской молодежи это не возвращение в прошлый век. Мы сохраняем наши традиционные отрасли на новом технологическом уровне.

 

 

Все развивается, нельзя требовать возврата к архаике, каждая отрасль должна соответствовать требованиям времени.

 

Любая культура развивается. Например, все знают, что матрешка – это явление традиционной русской культуры, но в нынешнем виде она появилась 150 лет назад. Или возьмем ту же самую хохлому и гжель, эти промыслы оформились в том виде, в котором они существуют сейчас, 250-300 лет назад. Все развивается, нельзя требовать возврата к архаике, каждая отрасль должна соответствовать требованиям времени.

 

Поэтому наши оленеводы ездят на снегоходах, в каждом стойбище есть телевизоры, ноутбуки, спутниковые антенны, рыбаки используют моторные лодки, современные средства лова, я считаю, что так должно быть.

 

 Как сейчас проводится изучение юкагирских традиций, организовываются ли экспедиции, интервью с носителями?

 

– Главным научным центром, работающим в этом направлении, является Институт гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера. По линии сектора юкагирского языка отдела северной филологии организуются экспедиции в места проживания юкагиров, ведется большая архивная работа. За последние два года у нас по юкагирам вышли две монографии. Одна из  них посвящена традиционному хозяйствованию и местам проживания юкагиров. В этой монографии, получившей название «Пространство жизнедеятельности исчезающего этноса: юкагиры Якутии в ХХ-ХХI веке», как раз рассматривается трансформация и территорий проживания и традиционной хозяйственной деятельности. И вторая монография – это этническая история юкагиров, которая рассматривает именно историю юкагиров до ХIХ века, часть первая вышла, и работа будет продолжаться.

Сейчас совместно с нашими коллегами из Дальневосточного научного центра мы работаем над подготовкой специального выпуска, который посвящен юкагирской истории и культуре.

 

Недавно у нас прошла экспедиция по записи традиционных знаний юкагиров, связанных с изменением окружающей среды. Мы просили старожилов на родном языке рассказывать, как меняется ландшафт, климат. Также у нас есть исследования адаптации к процессам глобализации, в них мы пытались ответить на вопрос, как трансформируются язык и его функциональность. Сейчас в Северо-Восточном федеральном университете реализуется мегагрант, в рамках которого исследуется, какие процессы происходят в данный момент с языками коренных народов.

 

Все эти исследования для меня лично имеют большое значение, ведь я также отношусь к юкагирскому этносу. Мой путь в этом направлении начался еще в восьмидесятые годы, когда я работал учителем истории в своем родном селе Нелемном. Помню, я постоянно что-то выспрашивал у наших стариков, интересовался генеалогией, записывал истории, которые они рассказывали. К нам в село часто приезжали экспедиции, я всегда помогал прибывшим ученым организовывать встречи, выступал как переводчик. В 2002 году меня избрали председателем Совета старейшин юкагирского народа, и я переехал в Якутск. Устроился в институт, с тех пор сам занимаюсь исследованиями истории и культуры своего народа.

 

 Как устроена работа общественных организаций юкагиров? Кого они объединяют?

 

– Существует несколько общественных организаций. Одна из крупнейших – Ассоциация юкагиров Республики Саха (Якутия), она была создана в 1989 году в рамках Ассоциации коренных малочисленных народов. Сейчас это отдельное юрлицо. Также у нас был создан Совет старейшин юкагирского народа, это в отличие от ассоциации межрегиональная организация, она объединяет юкагиров не только Якутии, но и тех, кто проживает в Магадане и на Чукотке.

 

Также существуют Фонд возрождения юкагирского народа и локальные организации, например, объединяющие юкагиров Нижней Колымы. У каждой из этих организаций своя сфера деятельности.

 

 

В силу исторических реалий юкагиры расселены дисперсно, и раньше они не поддерживали никакой связи.

Основными задачами данных общественных организаций является представление и защита интересов, прав юкагиров, проработка различных инициатив, направленных на сохранение и развитие языка, культуры, традиционного хозяйствования.

 

Отмечу, что с конца восьмидесятых, когда зародилось общественное юкагирское движение, сделано было очень много. Самое главное, что удалось объединить людей. В силу исторических реалий юкагиры расселены дисперсно, и раньше они не поддерживали никакой связи. У лесных и тундренных юкагиров на протяжении более чем семидесяти лет не было никаких контактов, более того, многие даже не знали о том, что внутри одного народа существуют две большие и разные группы.

 

Сейчас мы едины, каждые четыре-пять лет проходят съезды юкагирского народа, на которых мы решаем самые насущные задачи, формулируем вопросы, впоследствии транслируем их в органы власти. Очень важно, что у нас в Республике Саха (Якутия) принят Закон о местном самоуправлении в местах традиционного проживания юкагирского народа. На основе этого нормативного акта  в двух наших основных центрах проживания юкагиров, селах Андрюшкино и Нелимне, созданы национально-административные территориальные образования, с помощью которых проводятся мероприятия по сохранению языка и культуры юкагирского народа.

 

 А в семьях сохранились юкагирские традиции?

 

– Это очень интересная проблема. Юкагиры – один из наиболее динамично развивающихся по численности народов Севера. Если возьмете перепись начиная с 1959 года, то увидите, что численность юкагиров растет достаточно высокими темпами. И это объясняется не только демографическими причинами, но и ростом национального самосознания.

 

Если в переписи 1959 года было выявлено всего немногим более 400 юкагиров, то по переписи 2010 года их стало 1603. Данных по новой переписи у нас еще нет, но рассчитываю, что рост продолжится.

 

Отмечу, что большинство семей – это смешанные, то есть в них представлено минимум две национальности, но люди все равно записывают себя юкагирами. Я слышал мнение, что это обусловлено желанием получить льготы. Но справедливости ради стоит отметить, что у нас много юкагиро-эвенских или юкагиро-чукотских семей, то есть право на льготу появлялось бы, даже если бы ребенок был записан другой национальности.

 

Причем, знаете, уже лет 200 специалисты говорят, что юкагиры исчезают, уходят, что мол, живет последнее поколение юкагиров. Но каждый раз эти прогнозы, к счастью, оказываются неверными.

 

 

Этническая память живет в нашем народе. И постепенно все больше людей будто пробуждаются, начинают изучать свой род.

 

Вот чем это можно объяснить? Я часто вспоминаю слова своего дяди, который много лет назад в ответ на мое отчаяние, вызванное состоянием юкагирского языка, сказал мне: «Слава, ты не переживай, мы все равно будем, мы возродимся вопреки всему». Этническая память живет в нашем народе. И постепенно все больше людей будто пробуждаются, начинают изучать свой род, находят у себя юкагирские корни и начинают ощущать себя юкагирами, они собирают информацию, передают своим детям. Наша задача добиться того, чтобы как можно больше людей заглянули в прошлое своей семьи, в глубины своей души, и «пробудились», поняли, кто они есть.

 

Справка «КМНСОЮЗ-NEWS»

ФИО: Шадрин Вячеслав Иванович

Регион: Республика Саха (Якутия), город Якутск

Деятельность: председатель Совета старейшин юкагирского народа, член Совета Ассамблеи народов Якутии и Совета по вопросам коренных малочисленных народов Севера при главе Республики Саха (Якутия), вице-президент Ассоциации коренных малочисленных народов Республики Саха (Якутия), научный сотрудник сектора арктических исследований Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера Сибирского отделения РАН.

Написать комментарий

девятнадцать + 8 =

  • һ
  • ө
  • ҕ
  • ү
  • ҥ
  • ӫ
  • w
  • ӧ
  • ӄ
  • ԓ
  • ӈ
  • ʼ