Ловить можно, но осторожно. Что происходит с квотами на рыболовство в Якутии

Ловить можно, но осторожно. Что происходит с квотами на рыболовство в Якутии

Справедливоросы предлагают отменить квоты на ловлю рыбы для КМНС

 

Буквально на днях республику взбудоражила новость о штрафе за вылов рыбы, приведший к трагическим последствиям. В февральском номере газеты Партии «Справедливая Россия – За правду» была поднята тема рыболовства и неподъемных штрафов для населения.

 

Парадокс. В нашей республике ловить рыбку — большую и маленькую — можно. Но очень осторожно. Потому что окуньки, нельма или муксун — якутские, а вот квоты на их вылов — московские. Почему каждый любитель “тихой охоты” теперь ходит под страхом уголовного преследования и можно ли изменить эту порочную систему — в нашем материале.

 

26 июня 2020 года Министерство сельского хозяйства РФ издало приказ №347 «Об утверждении правил рыболовства для Восточно-Сибирского рыбохозяйственного бассейна». Всеобъемлющий документ должен быть настольной книгой для каждого рыбака-любителя.

 

Каждый регион РФ подробно расписан в правилах рыболовства Минсельхоза. Территория Якутии разделена на несколько бассейновых групп, таких как Арктическая, Вилюйская, Среднеленская, Янская, Индигирская, Колымская и другие. Для каждой зоны установлены свои нормы вылова по каждому виду рыбы. К примеру, наиболее ценных тайменя, нельму, муксуна в Якутии можно ловить не более одной рыбы в день. Чир – еще один якутский деликатес – в зависимости от групп районов допускается к вылову от одного до трех хвостов в сутки. Пять налимов, до 15 окуней, щуки от ноля до 10 в зависимости от расположения рек и озер.

Рыболовство является неотъемлемой частью традиционного образа жизни северных народов. В некоторых субъектах РФ правила установили лимит добычи для личного потребления представителей коренных малочисленных народов всего 175 кг рыбы в год.

 


Фото предоставлено СРЗП

 

Еще в 2015-м депутат Государственной Думы от Якутии Федот Тумусов предложил отменить квоты для представителей КМНС. Позднее к числу авторов законопроекта присоединились еще два депутата фракции «Справедливая Россия».

 

Федот Тумусов считает, что в условиях низких доходов населения, проживающего на территориях Севера, Сибири и Дальнего Востока, ограничения приводят не только к ухудшению социально-экономического положения коренных малочисленных народов, для которых рыболовство является основой самобытного уклада жизни, но и лишает их источника существования.

 

Установление из федерального центра квот вылова порою вызывает искреннее недоумение якутян. Если 250 карасей в сутки, что называется, определены с запасом, то тугунок – одна из любимых рыб сотен тысяч жителей республики разных национальностей – заставляет рыбаков идти на прямое нарушение законодательства. Тугунки в разы меньше карасей, но в Арктической, Индигирской и Колымской группах районов на них определена нулевая квота, в Мирнинском не более 20 хвостиков, в остальных до 40!

 

Пенсионер из Вилюйска Виктор Платонов многие годы работал начальником отделения организации воздушного движения. Как истинный саха (самоназвание якутов — прим.ред) он не мыслит себя без охоты и рыбалки. И тоже задался законным вопросом: что это за квота – 40 тугунков в сутки?

 

— Несколько лет назад я обращался в Северо-Восточный федеральный университет с запросом о проведении исследований в бассейне Вилюя, — объясняет заядлый рыбак Платонов. — Мне сообщили, что они были сделаны и выводы переданы по инстанции. Но никакого движения я не заметил. Совершенно непонятно, что это за норма – не более 40 тугунков в сутки? Одной удачной тоней (завод невода) можно поймать ведро тугунков, что сразу делает рыбаков нарушителями. Едва оказавшись на воздухе, тугунок погибает, так что нет смысла возвращать лишнюю рыбу в реку.

 

Считаю, что вопрос квотирования должен быть передан из федерального центра на региональный, а в каких-то случаях и на муниципальный уровни, при этом при строгом контроле со стороны надзорных ведомств.

 

— Вы считаете, местные чиновники в состоянии определить норму вылова?

 

— Им должны быть переданы результаты научных исследований водоемов – те же, которыми при установлении квот руководствуется Минсельхоз РФ. Местные чиновники хотя бы представляют, сколько это 250 якутских карасей и что такое 40 тугунков. Нынешние правила любительского рыболовства сразу делают жителей республики нарушителями. Конечно, люди не отказываются от ловли тугунка. Но, как сказал, одно ведро – и ты уже по ту сторону закона. Вот и сидят на берегу, пока проезжает Рыбнадзор, а как уехал, начинают ловить.

 

Как Виктор Платонов, в Якутии думают очень многие. Никто не хочет быть нарушителем, но изменение традиционного рациона может привести к самым непредсказуемым последствиям для здоровья целых народов. В 2015 году депутат Госдумы от «Справедливой России» Федот Тумусов обращался к председателю правительства РФ Дмитрию Медведеву с предложением передать квотирование вылова рыбы хотя бы в малых реках на региональный уровень.

 

По всем ручейкам в субъектах решение принимается из Москвы, что, конечно, неправильно и не позволяет учесть все интересы и потребности жителей регионов, — сказал премьер-министру Федот Тумусов.

 

Однако, подготовленный им законопроект застрял в кулуарах федерального парламента. Профильный комитет ГД по природным ресурсам, природопользованию и экологии дал отрицательное заключение, указав, что инициатива депутата «не учитывает централизованный подход к управлению водными биоресурсами».

 

Так о том и речь, что нужно учитывать и местные традиции и особенности, которые плохо различимы при «централизованном подходе»! Против законопроекта выступили представители фракций «Единой России» и КПРФ.

Тем не менее, движение за то, чтобы местная рыба попадала на стол якутян без угрозы штрафов и уголовных дел, набирает силу. Может быть, сейчас, когда вопросы продовольственной безопасности выходят на первое место, те, кто были против, наконец, встанут на сторону северян?

 

https://www.yakutia.kp.ru/daily/27467.5/4723465/

Написать комментарий

один × 4 =

  • һ
  • ө
  • ҕ
  • ү
  • ҥ
  • ӫ
  • w
  • ӧ
  • ӄ
  • ԓ
  • ӈ
  • ʼ