Анатолий Платонович Степанов-Ламутский

Анатолий Платонович Степанов-Ламутский

Сегодняшний гость нашей рубрики Анатолий Степанов-Ламутский – эвенский писатель, поэт, мелодист, автор 8 книг, 100 песен, Отличник образования РС (Я), Почетный работник общего образования РФ, Член ассоциации мелодистов РС (Я), Председатель союза эвенов РС(Я)

 

 

Анатолий Платонович, расскажите немного о себе:

 

– Я Степанов Анатолий. Родился в большой семье седьмым ребёнком в селе Себян-Кюёль Кобяйского района, а когда мне было два года, мы переехали по работе отца в посёлок Сайдыы Момского района, где прожили до 1969 года. В первый класс пошёл там, но мы практически сразу переехали в Берёзовку Среднеколымского улуса, где я продолжил учебу и окончил школу. Вся моя молодость прошла там. Окончил филологический факультет ЯГУ по специальности учитель русского языка и литературы. Моя жена со Среднеколымского района села Берёзовка, у нас трое детей. На сегодня у меня шесть внуков, и я считаю, богатство не в том, что имеешь деньги, машину, квартиру, а богатство в твоих детях, внуках, и чем больше у тебя их – тем ты богаче. Мои родители поженились в Момском районе, где родился мой старший брат. Они были очень смелыми, так как переезжали из района в район на оленях и лошадях с маленькими детьми.

 

Как и с чего начался Ваш творческий путь? Как начали писать стихи?

 

– Мой творческий путь начался очень рано, уже в десять лет написал своё первое стихотворение. Я очень долго лежал в больнице и прочитал стихи десятилетнего ребёнка в журнале «Огонёк». Подумал, почему бы и мне не начать писать. Очень скучал по маме, и я написал стихи о ней. Конечно, это были наивные стихи, первая проба, но самое главное в том, что, когда вышел из больницы и пришёл к маме со своими стихами, она прочитала и сказала: «Это не ты написал, а у кого-то списал!», было очень обидно. Наверное, я тогда уже подумал стать поэтом. Сейчас думаю, что мама правильно поступила, раскритиковав мой первый стих, если бы она, наоборот, похвалила, у меня бы выросли крылья, мог загордиться и на этом закончить. С этого и начался мой путь. В нашей семье стихи писали практически все дети. Помню, когда был маленьким, стихи моей старшей сестры и старшего брата напечатали в газете «Бэлэм буол», но они не продолжили это дело.

 

Я в молодости влюблялся и писал о любви. Мне казалось, что я пишу очень хорошие стихи. Когда школу заканчивал, у меня была уже довольно толстая тетрадь со стихами на русском языке, которые я показал отцу. Он похвалил меня не за стихи, а за старание, и сказал: «Ты – сын эвенского писателя, научись хотя бы писать по-якутски». И тогда после окончания школы я сел изучать якутский язык. Нашел у отца словарь Серошевского, который мне впоследствии очень помог.

 

Во время учёбы в институте я принёс отцу другую тетрадь со стихами уже на якутском языке. Следующие слова отца были такими: «Молодец, что не бросаешь писать, а сейчас пиши по-эвенски». Мне пришлось учить и эвенский язык.

 

Моим примером был сам отец. Кроме этого, я искал книги писателей и поэтов, пишущих на эвенском, но их было очень мало, на пальцах можно пересчитать, такие как Тарабукин, Ламутский, Лебедев, Кривошапкин, Кейметинов, – только они писали.

Получается, что я изучил эвенский язык, благодаря отцу. Я, конечно, говорил на эвенском, но знал только бытовые слова. Стоит сказать, что говорил только на русском и учился в русском классе, но благодаря отцу выучил эвенский и якутский языки, и мне стало легко, я понял, что могу писать и на этих языках. Вот так я стал писать стихи, но, к сожалению, мои эвенские стихи отец не застал, его уже не стало, но думаю он бы похвалил меня.

 

Когда писал стихи, я сказал отцу, что лучше займусь чем-то другим, например, буду писать песни, так как я у меня никогда не будет своего имени, а буду только сыном писателя Платона Ламутского. На что он сказал попробовать. Мы с ребятами собрались в Берёзовке и создали вокально-инструментальный ансамбль. Нашими первыми песнями, с которыми мы выступали на сцене, были переводы якутских и русских песен. Это дало нам очень большой толчок к пониманию, как писать песни. Моя первая песня посвящена 60-летию отца. Сейчас у меня около 100 песен на эвенском, русском, якутском языках. Пишу песни на свои, а также на стихи отца и классиков литературы. Я являюсь автор восьми книг. Кроме стихов и песен пишу ещё повести, рассказы.

 

Ваши самые любимые писатели и произведения?

 

– Когда я принёс отцу тетрадь с русскими стихами, он подарил мне книгу Семёна Данилова на якутском языке и сказал посмотреть, как пишут якутские писатели. Семёна Данилова я читал и на якутском, и на русском и зауважал его за произведения. Когда отец был жив, я знал и видел очень многих якутских писателей. Они приезжали к нам в гости. Например, Күннүк Уурастыырап, Болот Боотур, Амма Аччыгыйа и многие другие. Я очень хорошо знаком с Саввой Тарасовым, он мне помогал. А Степан Дадаскинов является человеком, открывшим мне творческий путь и ставшим вторым отцом. Он направлял меня, взял на работу в радиостанцию.

 

В школьные времена мне нравились стихи Маяковского. Его язык, видение, твердость стихов. А из современных писателей мне нравятся Август Муран, Варвара Данилова, Пётр Колесов и Михаил Колесов. Ещё нравятся ранние произведения Андрея Кривошапкина.

 

Что означает Ваш псевдоним – Ламутский?

 

– Когда-то эвенов называли «ламуты». Слово «нам» русские переиначили и начали называть «лам», а потом и сам народ начали называть «ламуты», то есть «приморские люди». Когда мой отец поехал учиться в Ленинград, он встретил Веру и показал свои стихи, которые ей очень сильно понравились, и тогда она предложила ему взять псевдоним Ламутский. С тех пор его знают, как поэта и писателя Платона Ламутского. Когда я писал первые стихи, отец посоветовал взять его псевдоним, но я сказал ему, что Ламутский должен быть один. Когда я преподавал в колледже, все дети придумывали всем преподавателям клички, и ни одна из них мне не прилипала, а вот Ламутский прилипло. Все студенты меня знали как Ламутского, а потом и все друзья начали так звать.

 

Я знаю, по крайней мере, четырёх писателей с именем Анатолий Степанов, поэтому я долго выбирал себе псевдоним и решил, почему бы и не взять псевдоним отца, как он и говорил. Однако многие писатели были против того, чтобы я стал Ламутским, они говорили, что он должен быть одним. Поэтому я сейчас пишу не Анатолий Ламутский, а Анатолий Степанов-Ламутский, чтобы отличаться от отца.

 

Какие главные отличия, по Вашему мнению, имеет лирика на стихи и песни?

 

– Очень много песен, стихов написано о любви, красоте, пробуждении природы. Я человек, держащийся за классику, чтобы стихи, песни были правильные, а не так по моде двигаться из двух-трёх слов сделать песню. Многие этим страдают. Я за то, чтобы стих укладывался в стихотворные нормы, имел рифму, совпадали слоги. Конечно, есть те, кто пишет белые стихи и это приветствуется. Однажды ко мне пришёл один начинающий писатель и показал мне свои стихи, а я дал ему понять, как надо писать стихи и к чему надо стремиться. В первый раз он сильно обиделся, мы встретились с ним недавно года 3 назад, и он сказал, что я правильно сказал тогда. Песни тоже нужно уметь писать.

 

Что можете рассказать о процессе подготовки сказки «Невероятная история Кындыкан»? Какой посыл имеет сказка?

 

– Мы с Илаан познакомились, когда она только начала задумываться о проекте. Мы с ней знакомы с тех пор и можно сказать, что дружим. Сказка создавалась практически с нуля. При процессе создания сказки мы постоянно встречались и давали советы автору Лидии Тарасовой, художнице Диане Корякиной. К примеру, был один момент, когда они положили волка на оленя, я сказал им, что олень очень брезгливое животное и он не может таскать на себе убитого волка, не каждый олень на такое согласен, и что лучше на нарты положить. Вот таких советов и моментов было очень много. Мы с Борисом очень много рассказывали о том, какие бывают нарты, чум. Анатолий Афанасьевич тоже советовал много. Когда мне отправили первый вариант, я был так впечатлён героиней и сказкой, что не только прочитал, но и перевёл на эвенский буквально за одну ночь. Сделал перевод и второго варианта. Я знаю, что есть несколько историй, похожих на историю Кындыкан, произошедших в Абые, Вилюйске. Люди рассказывали о том, что выживали или девочка или мальчик, так как тогда очень сильно бушевала оспа, и люди умирали селениями, стойбищами. Считаю, что эта сказка должна показать и детям, и взрослым, что в любой ситуации есть выход и что нельзя опускать руки. С девочкой Кындыкан произошла безвыходная ситуация, она осталась совершенно одна, но у неё были друзья, которые были всегда рядом с ней, это горностай, ворона, чучуна, олени. Сказка показывает, что в любой ситуации, в которую ты попал есть кто-то, кто тебе поможет, если ты правильно поступишь. Вот в этом и заключается посыл сказки.

 

Какие у Вас дальнейшие творческие планы?

 

– Я написал поэму-историю о прошлой жизни наших предков, начиная с I века нашей эры и заканчивая XII веком. Это скорее документальная поэма, включающая в себя рассказ о том, кто правил, почему в таком большом государстве произошло разделение народов, почему люди ушли на Север, забыли всё и скатились в Бронзовый век. Когда первые русские сюда пришли, они посчитали нас дикарями, а на самом деле наши предки были просвещенными и имело огромное государство, где учились, писали, расцветала наука, кузнечество, гончарное искусство. Последним, кто истребил наших предков был Чингисхан, и, чтобы выжить, они бежали на Север. На своём пути они потеряли всё, и тут они начали всё с нуля. У меня также есть вторая поэма о жизни Берёзовки. Примечательно то, что там до 1954 года не было Советской власти. Об этой истории мне очень много рассказывали старики. С прошлого года начал писать и буквально недавно закончил, и начал обрабатывать. В плане у меня ещё третья поэма о моём роде Наматкан. Я нашел у отца его наброски, блокноты, тетради, где нашёл про Наматканов и почему-то решил написать о них. Параллельно я ещё пишу стихи, готовлю с женой учебник о изучении эвенского параллельно с английским. Это очень кропотливая и тяжелая работа, в этом мне очень сильно помогает моя жена. Я очень хочу учить людей эвенскому языку, хотя бы разговорному. Потому что знать язык не грешно. Знание никогда не повредит. Знать язык – богатство.

 

Какая у Вас мечта и сбылась ли она?

 

– Я, конечно, много мечтал. Многие мечты сбылись, некоторые нет. Я мечтал жениться на своей девушке – женился, и у нас родились дети, сейчас у нас уже внуки растут. Также хотел иметь дом – тоже сбылось, у меня есть квартира в Якутске. Когда-то мечтал купить себе машину Запорожец. Она стоила 5 тысяч и это были большие деньги, я копил деньги, но отец мне запретил покупать, сказал: «Если не можете ходить пешком – ползайте, не ищите себе легких путей». Я как послушный сын своего отца – не купил. Хотел выпустить книгу и сделал это. В детстве мечтал стать моряком и поступить в Морское училище, но медкомиссию не прошел из-за тахикардии. После этого забыл об этом. Когда-то я сказал отцу, что буду кем угодно, но не учителем и за свою жизнь перепробовал много профессий, таких как сантехник, шофер, слесарь, художественный руководитель, директор дома культуры. Всё получилось, наоборот, и до пенсии работал учителем русского и эвенского языков и литературы. Буквально недавно учил детей географии, а также преподавал в колледже. Я люблю детей, поэтому мне понравилось преподавать. Стать учителем не было моей мечтой, но стал им и очень горжусь этим, потому что получаю признание своих учеников – это самое ценное и окрыляющее.

 

Валерия Степанова

Написать комментарий

семнадцать − 15 =

  • һ
  • ө
  • ҕ
  • ү
  • ҥ
  • ӫ
  • w
  • ӧ
  • ӄ
  • ԓ
  • ӈ
  • ʼ