Русское Устье отметило 385-летие. Фоторепортаж

Русское Устье отметило 385-летие. Фоторепортаж

ИЛКЭН. Старинное село Русское Устье, Аллаиховский район, отметило свой большой юбилей.

 

Праздник прошел в начале июля и собрал всех жителей села, а также гостей из районного центра. Солнечная погода благоволила шумному и веселому юбилею. Программа празднования была разнообразной, начиная от вечера кинопоказа до всевозможных конкурсов той самой знаменитой эстетики якутской Арктики.

 

Фото с праздничных мероприятий предоставила Татьяна Шкулева, руководитель общественной организации «Русскоустинцы».

 

 

«Просторы Индигирки встретили нас двойной радугой — это было изумительные зрелище, — рассказывает Татьяна Шкулева. — Сельский центр досуга тщательно подготовился к приёму земляков и гостей. В фойе расположили выставку. Сколько талантливых людей живёт в нашем селе, мастеров! Обязательно надо принимать участие на республиканском уровне, есть ведь что показать. Просто поразили уникальные работы Полины Ивановны Чикачевой. Ею пошиты костюмы по старинным канонам».

 

 

 

 

 

 

 

В фойе были размещены баннеры «Твои люди, Русское Устье», изготовленные по проекту ОО «Русскоустьинцы».

 

 

 

На спортивной площадке прошли соревнования старинной русской игры «Городки».

 

 

 

 

 

Захватывающими были соревнования езды на ветке на время.

 

 

 

 

 

Конкурс юколы. Омулечки просто прелесть. Погодка была просто супер, комаров почти нет.

 

 

 

Строганину отведали, ну и вкусная же до чего ж.

 

 

Русское Устье  — село в Аллаиховском улусе (районе) Якутии. Известно в первую очередь как место компактного проживания своеобразной культурно-этнографической группы русских — русскоустьинцев.

 

 

 

 

 

По преданиям жителей села, Русское Устье было основано в конце XVI века русскими поморами, выходцами из старых владений Новгорода Великого (предположительно около 1570 года), бежавшими от преследований опричников Ивана Грозного. Однако первое упоминание о селе относится к 1638 году, именно в этом году казацкий отряд под руководством тобольского казака Ивана Реброва открыл морской путь на Индигирку и построил в низовьях реки два острожка. Август 1638 года считается датой основания села. Одновременно с «морским ходом» русские достигли Индигирки сухопутным путём и основали город Зашиверск, просуществовавший до начала XIX века. К концу XVII века в устьях северных рек появляются постоянные русские села — Булун (на Лене), Казачье (на Яне), Русское Устье (на Индигирке), Походск (на Колыме) и другие.

 

 

Русское Устье — своеобразный заповедник старинной северо-русской культуры. Здесь вдали от торговых путей законсервировался северно-великорусский язык XVI века.

 

 

История Русского Устья в стихах

 

Автор: Егор Тельнов

 

Новгород Великий – Русское Устье, 1570 год
(предание о початии Русского Устья)

В устье Индигирки есть селение
Русским Устьем все его зовут
Дивное народонаселение —
Все по-старорусски бают тут.

Ведут неторопливо разговоры,
Можно корни русские узнать,
А когда вдруг быстро заволторят —
Невозможно слов их разобрать.

Почему язык здесь сохраняют
Несмотря на кучу перемен?
Всех ученых факт сей удивляет —
Изучают этот феномен.

А ещё здесь чудом сохранился
Старорусский бытовой фольклор
Байкам их Распутин поразился —
Собирают, пишут до сих пор.

До преданий здешних всем есть дело,
Сказки старые здесь все поют порой,
Бабушка Матрёна на ночь пела —
Я их с детства помню до одной.

Всех приезжих очень удивляет
Сила духа и характер их,
Но консервативность поражает
И упрямство земляков моих.

У них на все отговорки простые,
Нововведеньям готов ответ:
Не станем! Вера у нас такая!
Не надо! Не будем! Нет!

Поражают быт, язык, обычаи
Северных, реликтовых людей,
Удивляет этот крайний случай
На краю у родины моей.

И чему вдруг удивляться людям? —
Может тем, кто с детства не привык!?
Подают здесь на холодном блюде
Строганину с водкой и балык.

Часто снится мне летняя тундра
Словно в лентах немого кино,
А когда мне не спится под утро –
То мерещится дом в Лабазно.

Веречья, и лайды, и виски
Всё манят, зовут – не забудь!
Слова старорусские близки
Приветствием добрым – кабудь!

Послушайте, добрые люди,
Преданье поведаю вам,
Отец передал мне от дедов,
А я расскажу его сам.

Когда тут предки появились
Зачем пришли они сюда,
На Индигирке поселились,
Остались жить здесь навсегда?

Порою устные предания людей
Содержат ужас крови и смертей!
И жутких цепь событий в памяти верней,
Чем летопись давно минувших дней.

Огонь гордыни жаждой славы
Царя Руси одолевал
И византийский герб двуглавый
Ему покоя не давал.

Жил Грозный страстью одержимый
Державу русскую создать
И правом сильного движимый
Богатства Новграда прибрать.

Нужна ему единая Россия,
Казань давно уже побеждена,
Но не склоняется старинная София
И кара новгородцам суждена.

Возникла Русь здесь Рюрика всесильем
И не смотря на нашу грусть,
Россия собрана насильем,
В Россию превратилась Русь.

А воля деспота – неумолима!
Хоругви в небо устремя,
Полки Москвы неколебимо
Стоят у новгородского Кремля.

Теперь уже не соберётся Вече —
Царь свободу выжечь повелел.
Всех бояр сослать «в низы» навечно,
Вотчины забрать их в передел.

Грабили бояр, купцов богатых,
Обчищали все монастыри
И обозов утварью набитых
Шло несчётно в сторону Москвы.

Горьких слёз о том преданья полны
Как опричники рубили люд сплеча,
Как бросали в волховские волны,
Следуя приказу палача.

Не вода лилась, а кровь людская
Вольной новгородской стороны,
А вначале мысль была благая –
Русской единение страны.

Вырвались немногие отчины –
От бесчестья бросились в бега.
Вотчин не видать теперь в помине,
Им другие мнятся берега.

Псковичи помочь не могут в горе,
Куплены посулом, — за гроши,
Остаётся путь на Беломорье
И туда, где нету ни души.

А за ними вслед худые вести
Опричь собирается в поход
И тогда голов своих не снесть им –
Беглецов ужасный ждёт исход.

Снарядили лодии и кочи
От причалов Северной Двины.
Отошли. Терпеть уж нету мочи
От обиды горькой без вины.

Помня от нашествия спасенье,
Как святыню из родной земли
Лик старинный Боженьки – «Знаменье»
В дальний путь с собою повезли.

Божья Матерь их в пути хранила
Длани простирая к ним, крестя
И беду руками отводила,
Укрепляя верою в Христа.

А шелонник-ветер, друг попутный
Им легонько в спину поддувал,
Впереди же ждал их путь беспутный
В тайболу, за Камень — за Урал.

Им с мачты флюгер деревянный,
Что поморы «сорочкой» зовут,
К «земле богом обетованной»
«Во встреч солнцу» указывал путь.

Ветер рвал их пеньковые снасти,
Паруса их бедой наполнял,
Их страшили любые напасти,
Каждый шквал их кончиной пугал.

Устрашась, они страстно молились.
-Лишь бы выжить сегодня! – вопя,
Многократно клялись и божились,
Двуперстьем осеняя себя.

Придя на Обь, они совет держали,
Боясь опричников, пищалей и секир,
Изгои дальше ходко побежали
За Енисей, за море, за Таймыр.

Познав все ужасы арктической зимовки
И близких потеряв в пути,
От холода, цинги и голодовки
Смогли сквозь льды они пройти.

А кормщик мужик был верный,
Боялся лишь царских оков,
Провел он путями северными
Все четырнадцать утлых судов.

После всего, что с ними сталось,
Познав страх ада на себе,
Им тундра летом показалась
Прекрасным раем на земле.

Здесь рыбы множество водилось
И для гусей здесь благодать
Здесь оленей стада плодились –
И в тундре можно выживать!

Здесь племя юкагир сидячих
Кормилось рыбой из реки,
На берегах реки Собачьей
Стихиям жили вопреки.

Волков издревле привечали
И приручить их часть смогли,
Собак к упряжке приучали –
Был транспорт на краю земли.

Изгоев приняли радушно-
Они ведь тоже рыбаки,
И одарили всех подушно
Непониманью вопреки.

Понравился обычай мирный
Их мягкий, сдержанный норов,
Их образ жизни в общем смирный.
С соседом добрым лучше кров!

Решили – здесь их не отыщут.
А дальше? – Как подскажет Рок!
Ведь от добра добра не ищут,
Быть может им поможет Бог.

Суда на плахи раскидали
Из них поварни возвели
И в первый раз зазимовали
В объятьях сендухи-земли.

Здесь зимовьё они срубили,
Для стен использовав карбас,
И от тоски сердечной пили –
Пока не кончился припас.

Весной река всё затопила,
Льдом изломала берега,
Нрав Индигирка показала-
Людскую жизнь не берегла.

То место названо «Гулянкой» —
Несчастье принесло с собой
И та безудержная пьянка
Осталась в памяти людской.

Переселились без заминки
И место лучше отыскали,
И свою новую заимку
Все Русским Жилом величали.

Приметы родины далёкой
Как память сердца берегли
И у селения протоку
Они Шелонью нарекли.

И тут опомнившись, наверное,
Часовню Божью возвели,
Чтоб в души к ним не вкралась скверна
От православия вдали.

От бед у них одно спасенье –
Молится только и могли,
В надежде глядя на «Знаменье»,
-О, Божья Матерь, помоги!

А служб церковных не служили,
У них ведь не было попов,
Но новорожденных в купели
Крестил старшой из мужиков.

Женили тоже по закону –
Благословляли под венец,
Над головой держа икону,
С молитвой мать или отец.

Поскольку женщин было мало,
А у былых — родная кровь,
Обычай сватать юкагирок
У них со временем не нов.

Приплод пошёл на диво крепкий-
Отбор природы был таков,
Он лопотал по — старорусски,
Лишь путая порядок слов.

С годами в устье расселились
И ровным жизнь пошла потоком,
По уловам распределились
В своих заимках по протокам.

Они налогов не платили,
Да и кому платить ясак?
И жили, в общем – не тужили,
Не попадали и впросак.

Потом казаки их «открыли»,
Когда пришёл Иван Ребров,
Остатки царских грамот были
У русскоустьинских мужиков.

Казаки баяли похоже –
С России вести принесли,
Теперь скрываться им негоже,
Теперь и смуты все прошли.

У свеев Новгород отбили
И лихо ляхов отвели,
И прирастает Русь Святая
Всё дальше на Восток земли.

Уже династия сменилась
И Михаил Романов правит
С опричниной давно простились
И царь казнить их не заставит.

Но возвращаться не решились,
А вдруг Ребров Ивашка лжёт?
И ведь чего — бы не случилось,
Никто им вотчин не вернёт!

Реброва слушали с вниманьем,
Всё удивлялись мужики
И вдруг, прониклись пониманьем –
Пошли к нему в проводники.

Их очень пригодился дар –
Возить казаков и товар,
Упряжкой быстрой управлять –
Надёжней транспорт не сыскать!

С ним на Уяндину ходили,
Всю Индигирку обошли,
О чукчах злых предупредили
И Станчик быстро возвели.

Казакам покорилась Алазея,
Немирные Аллая племена,
Ясак царю платили, не борзея
И мира наступили времена.

Их всех в мещане записали.
Когда Зашиверск возвели,
Тогда налогом обложили,
Расчет деньгами повели.

Теперь им некуда деваться,
И дальше некуда бежать,
Им нужно очень постараться
Пушнины больше добывать.

По островам распределились,
Расставив пасти по капищам,
Старательно всегда трудились —
С песцом никак не будешь нищим!

И жили как аборигены,
Преданья предков берегли,
У льдов на краю Ойкумены,
От бед государства вдали.

И сами того не желая,
Пришедши незнамо куда,
Россию они сохраняли,
Когда сберегали себя.

Вот так без проекта и плана,
Как сколок со Старой Руси,
Вросло на краю океана
Селенье в далёкой глуши.

 

 

 

Ирина Курилова

 

 

 

 

Написать комментарий

19 − шестнадцать =

  • һ
  • ө
  • ҕ
  • ү
  • ҥ
  • ӫ
  • w
  • ӧ
  • ӄ
  • ԓ
  • ӈ
  • ʼ